iozhinsbajin (iozhinsbajin) wrote,
iozhinsbajin
iozhinsbajin

Category:

Красницкий Л. Н. Главы из книги «АРХЕОЛОГИЯ ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ». часть 7. Эпоха средневековья VIII -X


Красницкий Л. Н.  Главы из книги «АРХЕОЛОГИЯ  ОРЛОВСКОЙ  ОБЛАСТИ».



Л. Н. Красницкий, 
С. Д. Краснощекова.

«ОРЛОВСКИЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ»\
КРАЕВЕДЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ \Выпуск пятый\
АРХЕОЛОГИЯ  ОРЛОВСКОЙ  ОБЛАСТИ
ОРЕЛ «ВЕШНИЕ ВОДЫ» -2006.





.Копия Леопольд Никодимыч Красницкий.




ГЛАВА 4.
Эпоха средневековья: VIII - середина X вв.



Вопросы начала славянского периода по региону Верхней Оки крайне дискуссионны. Ранее славянский период Верхней Оки до вхождения ее территории в состав Древнерусского государства - Киевской Руси - было принято датировать IX - концом X в. Однако последние данные позволяют начинать его датировку гораздо раньше. Связано это с окончанием Великого переселения народов, распадом древнего общеславянского единства, обособлением восточных славян, а также с историческими событиями, проходившими в степной и лесостепной зонах Северного Причерноморья и центра Русской равнины.

В первой половине I тысячелетия н. э. протославяне - венеды – расселялись но течению рек Эльба, Одер, Висла и их междуречьям. В ходе Великого переселения народов в VI в. ранние славяне занимали значительную часть Центральной и Восточной Европы от Эльбы до Днепра по современным территориям Восточной Германии, Польши, Чехии, Словакии, Австрии, Югославии, западной части Северного Причерноморья, среднего течения Днепра.

Исторически известно, что уже в VI в. они делились на две большие общности: склавинов и антов. По свидетельству византийского историка Прокопия Кессарийского, славяне говорили на одном языке, имели одинаковый быт, обычаи и верования. Датируют праславянский период обычно IV—VI вв., активно привлекая все умножающиеся письменные источники.

Один из самых сложных и спорных периодов древнерусской истории - VIII - IХ вв. Связан он с выделением территории древних русов, локализацией Русского каганата, известного по западноевропейским и арабским источникам, решением т. н. «варяжского вопроса». Один из крупнейших в настоящее время специалистов по археологии, истории и культуре славян, балтов и финно-угров академик РАН В. В. Седов, возглавляющий отдел полевых исследований Института археологии, пересмотрел в последние годы многие, в т. ч. свои собственные предположения по данным вопросам.

По мнению В. В. Седова, во второй половине VII века н.э.  территорию по левобережью Среднего и Верхнего Днепра занимали анты пеньковской (пражско - пеньковской) культуры и поздние балты колочинской и других культур. Анты населяли лесостепные земли, балты — территории севернее, в т. ч. поречье Сейма и Подесенье. В конце VII в. происходит очередное переселение славян в левобережье Среднего Поднепровья.

Несколько позже в данном регионе складывается новая культура - волынцевская, в развитии которой В. В. Седовым выделяются три этапа:
ранний — конец VII — начало VIII в.,
средний — VIII в.
поздний — вторая половина VIII — первая половина IX в.

На позднем этапе происходит трансформация волынцевской культуры в роменскую. Основная территория распространения памятников волынцевской культуры - Подесенье с бассейном Сейма, верхние и средние течения левых притоков Днепра - Сулы, Пела, Воркслы. В. В. Седов считает, что носители волынцевской культуры расселяются и по Верхнему Дону, до устья р. Воронеж, где в VIII в. складывается борщевская культура, родственная роменской.

Происходит миграция волынцевских племен на Верхнюю Оку, занятую поздними окскими балтами мощинской культуры. Проникновение волынцевских племен на Оку приходится на ранний период: конец VII вв., ибо в VIII- IX вв. здесь уже широко распространяется курганный обряд погребений, заимствованный у мощинских племен (для пеньковской и волынцевской к-р. наиболее характерны были бескурганные «поля погребений»).

В IХ-Х вв. курганный обряд распространяется по славянскому Дону и региону роменской культуры. До этого представители роменской, волынцевской и борщевской культур хоронили покойных в грунтовых могильниках с кремацией на стороне, а прах помещали в глиняные сосуды.

На верхней Оке с VIII в. складывается новая культура, близкая роменской и борщевской. Иногда ее называют ромено-борщевской. В. В. Седов считает, что носителями будущей волынцевской культуры, переселившимися в конце VII в. в левобережье Среднего Поднепровья, были племена именьковской культуры Среднего Поволжья. Именьковскую культуру В. В. Седов связывает со славянским этносом. Ее носителями были праславяне, входившие в состав племен Черняховской культуры, образовавшие крупную племенную группировку в лесостепи после гуннского погрома.

В конце IV в. довольно многочисленная их часть (уже антов) переместилась в Среднее Поволжье, где и сложилась в VII в. именьковская культура. В конце VII в. потомки антов возвращаются на левобережье Среднего Поднепровья. Часть именьковского населения не покинула Среднее Поволжье. Арабские источники (Ибн Фадлан, начало X в.) выделяют среди народов Волжской Болгарии племена сакалиба (славян), а Волгу называют «Славянской рекой».

Привлекая данные исторической лингвистики, В. В. Седов приходит к выводу, что в регионе волынцевской культуры и генетически связанных с ней роменской, роменско-борщевской и борщевской культур появился и широко распространился этноним (племенное наименование) «Рус, Русь», ставший известным через поволжских «сакалиба» в Хазарии и в арабском мире, позже — в Византии и на Западе. Вероятно, на рубеже VIII  -I Х вв. в лесостепном левобережье Днепра складывается Русский каганат - раннегосударственное образование, правителя которого называли «каганом русов».

«Бертинские анналы» сообщают о послах «кагана народа рос», прибывших через Константинополь к императору франков в 839 г.1 «Повесть временных лет» (ПВЛ), сохраненная древнерусскими летописями, составленная в конце XI - нач. XII в., но использовавшая более ранние источники X - нач. XI вв, уже не знает ни Русского каганата Среднего Поднепровья, ни племенного имени донских славян.

ПВЛ сообщает, что «В год 859 ... хазары брали дань с полян, и с северян [роменская культура], и с вятичей [Верхняя Ока]... по серебряной монете и по белке от дыма [вероятно, дома, большой семьи]».2 Это регион (с Верхним Доном) Русского каганата, вероятно, распавшегося к 60-м гг. IX в., оставил после себя имя «русь», и иногда употребляемый титул киевских князей - «каган».

К середине IX в. по Верхней Оке и окружающим регионам складываются следующие племенные группировки восточных славян. Регион на юго-западе и западе территории по Десне, Сейму и южнее его занимали племена северян. Верхнее течение Дона до устья р. Воронеж занимали славяне борщевской культуры, отступившие с Дона в X в. под напором печенегов на Верхнюю и Среднюю Оку. По югу и юго-востоку Орловщины проходила граница славянских земель с племенами салтово-маяцкой культуры многонационального Хазарского каганата и собственно салтовской культуры алано - сарматов (8-10 вв. междуречье нижнего Дона, Сев. Донца), а также близкое соседство с кочевыми народами степи,  что делало юго-восток области практически ненаселенным.

На север от Орловщины находилось Волго-Окское междуречье, населенное в основном финно-уграми (меря, мурома) и частично славянами – т.к. более ранняя славянская миграция антов пеньковской к-ры, прошедшая в кон.5-6-нач.7 вв, распространилась вплоть до Московского региона, но было относительно малочисленной.

В данный регион Волго-Окского  междуречья продвигались с запада кривичи, с юго-запада - северяне, с юга по Оке - вятичи. Легкая хазарская дань устраивала вятичей по нескольким причинам:

— она защищала вятичей от набегов с юго-востока племен степи и лесостепи, подчиненных хазарам;
— давала большие льготы при торговле по рекам Дону и Волге.

Финансовая мощь Хазарского каганата была основана на транзитной торговле и сборе пошлин с купцов, прибывающих на юг по этим рекам. Можно предполагать, что со своих данников хазары брали меньше пошлин.

Вятичи были фактически свободны и автономны при решении политических вопросов. О номинальности подчинения вятичей говорит факт их участия как союзников в походе киевского князя Олега в 907 г. на Царьград (Константинополь). Не случайно вятичи платили эту дань «по шелягу [серебряная монета] от рала [соха, плуг]» до того момента, когда сильно ослабевший Хазарский каганат рухнул под ударами знаменитого киевского князя Святослава Игоревича.

Святослав первоначально совершил поход на Волжскую Болгарию в 964 г., возможно, воспользовавшись прямым путем от Днепра на Оку-Волгу по Самодуровскому «узлу». Затем разгромил хазар в полевых сражениях, взял «на щит» их основные города - 965 г . Затем наступил черед вятичей, которых великий Киевский воитель «примучил» в 966 г. и наложил на них дань.3 (правда подчинение вятичей Киеву продлилось недолго). Уже сыну Святослава - Владимиру пришлось дважды «ходить на вятичей» в 981 и 982 гг. и накладывать дань. Однако  эти походы не привели к полному подчинению Киеву.

Даже в кон. XI в века, при Владимире Мономахе – дорога из Киева на Муром  шла в обход земли вятичей, в «поучении» Мономаха говориться, что он в юности «..первый прошед сквозь вятичей..», и две зимы ходил войной на князя Ходоту и сына его, на Кордно. Однако в «поучении» ничего не сказано о «примучил», «наложил дань», т-е даже военные походы и победы Мономаха не принесли успеха по покорению и полному подчинению вятичей Киеву. Только в первой половине 12 веке, уже в период феодальной раздробленности, земли вятичей постепенно вошли в состав древнерусских княжеств – Рязанского, Владимирского, Черниговского, тогда -же земли вятичей, их города, и происходящие там события начинают широко упоминаться в летописях.


Известны памятники ранних вятичей VIII - Х вв. по орловскому течению Оки. Принято считать, что вятичи заселяли Верхнюю Оку постепенно от истоков вниз по течению (илл. 91-94). Немногочисленные памятники VIII - Х вв. по Орловской области относят к роменской (ромено-борщевской) археологической культуре. Известны они в основном по течению Оки и ее левым притокам, а также по Зуше и по Ливенке (приток Сосны).

Самый южный памятник по Оке — нижний слой городища Тагино, напротив одноименного села Глазуновского района. Неоднократно упоминаемое городище Лужки по кромскому течению Оки имеет предпоследний слой  VIII - Х вв., как и городище Воротынцево-1 на Зуше. На городище Кромы и примыкающем к нему селище раскопки Т. Н. Никольской выявили находки лепной керамики ромено-борщевской культуры, в сочетании с фрагментами красноглиняных амфор салтово-маяцкого типа, что говорит о торговых контактах с Хазарией. По течению Кромы известно многослойное селище у д. Кирово (Степь) Сосковского района, в культурном слое которого выявлены фрагменты лепной керамики ромено-борщевской культуры.

Подобная же лепная толстостенная керамика, украшенная веревочным и зубчатым орнаментом по шейке сосуда, известна по находкам нижних слоев городища в с. Городище (Комаровское) Урицкого района на р. Людской (правый приток Цона), городища Борилово и селища Хотетово по болховскому течению Нугри.4

В Ливенском районе в 1995 г. С. Д. Краснощековой открыты три селища VIII – Х вв.: Пушкарское-1, 2 на мысе при впадении р. Серболовки в Ливенку и на северо-восточной окраине г. Ливны (Пушкарский тупик), а также селище Вахново на северо-восточной окраине одноименной деревни, между двумя оврагами, на левом берегу р. Мокрец (правый приток Сосны). На памятниках собран обильный подъемный керамический материал.5

Наиболее исследовано раскопками Т. Н. Никольской в 1952 г. селище у д. Лебедка Урицкого района. Было вскрыто 840 кв. м его площади. Селище находится на пойменном всхолмлении левого берега р. Цон, в 0,4 км к востоку от деревни. Высота над поймой до 2-х м, размеры 380 х 60 м. Культурный слой толщиной 0,3-0,6 м содержал, помимо фрагментов лепной посулы ромено-борщевского типа, железные лемехи, серпы, косы, скобели, тесла, ножи, наконечники стрел, ключи, кресала, костяные поделки, глиняные пряслица, рыболовные грузила для сетей, стеклянные бусы и другие предметы. Выявлены четыре подпрямоугольные в плане полуземлянки 3-4 х 4-5 м, остатки сыродутного кузнечного горна. Основная часть находок датирована VIII - Х вв.

Подобное селище было обследовано в 1938 г. Н. П. Милоновым в междуречье Цона и Орлика у д. Селихово Урицкого района. В этом же междуречье известны и два однослойные городища у д. Колос, датированные VIII - Х  вв. Городища занимают мысы оврага, по дну которого протекает ручей, ныне превращенный в пруд.6

К периоду VIII - Х  вв. относятся несколько датированных курганов, исследованных раскопками Т. Н. Никольской в 1953 г. Одиночный курган на правом берегу Зуши, в 1 км ниже городища Воротынцево-1, имеет высоту 2 м, диаметр подошвы до 15 м. Выявлены остатки двух кострищ от обряда кремации на месте. Прах покойных был собран в глиняные урны. Сохранились следы оградок вокруг мест кремации и погребальной камеры. По находкам погребения признаны разновременными: раннее  V-VII вв., позднее – VIII-IX вв.

С начала XX в. известен большой курганный могильник на левом берегу Цона, в 0,5 км к северу от селища Лебедка. Высота курганов от 0,7 до 2 м, диаметр от 7 до 11 м. Могильник насчитывал до 40 насыпей. Раскопки этих курганов проводили: в 1907 г. - И. Е. Евсеев, в 1909 г. и в 1920-е гг. П. С. Ткачевский и К. Я. Виноградов, в 1952-1953 гг. и в 1963 г. -  Т. Н. Никольская. Во всех курганах обнаружены остатки кремаций, совершенных на стороне. Прах помещался в глиняные урны, изготовленные от руки. Насыпи содержат от одной до семи урн. Курганы датированы временем от VIII до XI в.8

В 1975 г. И. К. Фролов паспортизирует два курганных могильника у с. Столбище Дмитровского района. Столбище-1 насчитывает 22 насыпи высотой от 0,5 до 1,5 м при диаметре 5-11 м. Они расположены в урочище «Пропашки» по левому берегу Неруссы. Насыпи имеют кольцевые ровики у основания. В поврежденном кургане обнаружены обломки лепных толстостенных сосудов, близких роменской керамике, что позволило датировать могильник концом I тысячелетия н. э. Вероятно, к этому же периоду относится второй курганный могильник — Столбище-2, расположенный в 1,5 км от Столбища-1, на берегу пруда «Чернечик». Состоит из двух насыпей, высотой 1 и 1,3 м. Диаметр оснований — 12 и 18 м. Могильник не исследовался раскопками, насыпи повреждены кладоискательскими ямами.9



ПРИМЕЧАНИЯ
1. Седов В. В. Древнерусская народность. — М., 1999. — С. 50.
2. НСРА, Т. 1 . - С т б . 12,19.
3. ПСРЛ, Т. 1. - Стб. 65, 81-82.
4. Археологическая карта России. Орловская область. М-1992.  №№ 76,121,175,117-118,197, 201, 28, 62.
5. ОКМ. Архив. Отчеты С. Д. Краснощековой, Л. Н. Красницкого.
6. Археологическая карта России. Орловская область. —М.,1992. — №№ 205,220, 202.
7. Никольская Т. Н. - МИА, № 72. - С. 52.
8. Там же. — С. 73. Никольская Т. Н. Земля вятичей. — М., 1981. — С. 27.
9. Археологическая карта России. Орловская область. — М.,1992.—№№ 90-91.

Часть 7 [Глава 4. Эпоха средневековья: VIII – сер. X вв.;  (стр.251 - 258)] .

---

Краснощекова С. Д. Красницкий Л. Н.  АРХЕОЛОГИЯ ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ. скачать на Яндекс диске: https://yadi.sk/d/pMfpYFppaFJFc ,
https://yadi.sk/i/wjsOcthLa6gCY ( pdf-121 Мб) , https://yadi.sk/d/u2E30ZDOaG2WQ (DjVu - 51 Мб). Орел – изд. «Вешние воды»- 2006 год.


Также здесь: Краснощекова С. Д. Красницкий Л. Н.  АРХЕОЛОГИЯ ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ. Орел -2006. скачать.  (121 Мб - pdf ) .
http://www.twirpx.com/file/1476847/ , http://mirknig.com/knigi/history/1181723793-arheologiya-orlovskoy-oblasti-kraevedcheskie-zapiski.html



.
Tags: VIII - середина X вв., АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТ, АРХЕОЛОГИЯ ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ, Главы из книги, Красницкий Л. Н., Часть 7, Эпоха средневековья, раннеславянский период
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments